"Всегда ли прав Пленум Верховного суда России…"

«Всегда ли прав Пленум Верховного Суда России»

  Если адвокат выскажется об ошибочности разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в правоту адвоката мало кто поверит. Особенно, из числа судей.

  Тем не менее, в своём Постановлении № 28 от 21.12.10г. «О судебной экспертизе по уголовным делам», Пленум ВС РФ допустил ошибку методологического характера, закрепив известный правоприменительный дефект, распространённый в практике расследования и судебного разрешения уголовных дел. Сказанное относится к допросу специалиста, привлекаемого стороной защиты в порядке реализации адвокатом- -защитником своих процессуальных полномочий, содержащихся в п. 3, ч. 1, ст. 53 УПК РФ.

  В п .21 названного ППВС РФ разъясняется, что показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля. По многим уголовным делам судьи так и поступали – производили допросы специалистов, явившихся в суд со стороны защиты, по правилам допроса свидетеля.

  Однако, это разъяснение Пленума ВС РФ вступает в противоречие с уголовно-процессуальным законом, устанавливающим такое доказательство, как показания специалиста (п. 3.1., ч. 2, ст. 74 УПК РФ), получаемое исключительно в форме его допроса в порядке применения ч. 4, ст. 80 УПК РФ. А если следовать логике разъяснений Пленума ВС РФ, то, сторона защиты вообще не сможет представить по уголовному делу такое доказательство, как заключение специалиста, поскольку это будут показания свидетеля. А свидетель не наделён правом оспаривать заключение эксперта!

  Здесь надо исходить из того, что статусом свидетеля обладают лица, определяемые положениями ст. 56 УПК РФ, сообщающие о неких фактических обстоятельствах, интересующих органы расследования и суд, а специалист приглашается стороной защиты для разъяснения вопросов, требующих специальных профессиональных познаний. Поэтому, допрос специалиста по таким вопросам производится только и исключительно только в форме допроса специалиста. И правовая оценка показаний специалиста даётся судом аналогично правовой оценке заключению эксперта.

  Более того, если лицо допрашивается в качестве свидетеля, то, в силу требований, установленных     ч. 2, ст. 71, отсылающих к ч. 2, ст. 70, отсылающей к ст. 61 УПК РФ (увы, таков наш закон!), данное лицо не сможет участвовать в уголовном деле в качестве специалиста, поскольку подлежит отводу. То есть, если сторона защиты привлекла специалиста, который будет допрошен в суде, как свидетель, то, после этого сторона защиты уже не сможет пригласить в суд данного специалиста, например, в апелляции, поскольку он ранее был допрошен судом в качестве свидетеля. Нонсенс!

  При этом, в ч. 4, ст. 271 УПК РФ нормативно закреплено, что суд не вправе отказать в допросе лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон!

  Вопреки буквальному тексту и смыслу закона, Пленум ВС РФ в п. 21 названного Постановления разъясняет, что явившийся по инициативе стороны защиты специалист должен быть допрошен как свидетель. Но, свидетель чего? Это не разъясняется.

  А в п. 1 того же Постановления, Пленум ВС РФ разъясняет прямо противоположное - если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос специалиста. Этого разъяснения Пленума было бы вполне достаточно и в отношении специалиста, приглашаемого стороной защиты. Ведь специалист не перестанет быть специалистом, если его пригласит адвокат защитник, а не следователь или судья.

  Полезно даже самым высшим судебным инстанциям признавать и исправлять собственные ошибки. Ведь качество и эффективность правосудия от этого только повысятся.

  Непонятно только, как исправить судебные решения, вынесенные после 2010 года с учётом показаний специалистов со стороны защиты, допрошенных судами в качестве свидетелей по уголовным делам, требующим специальных познаний.